Десять информационных «сливов» и взломов, которые изменили историю

В Международный день защиты информации Defence.ru вспоминает случаи, когда кража или передача данных серьезно меняли ход истории. 30 Ноябрь 2016, 16:57

Гай Фокс и «Пороховой заговор»

Анонимный «слив» информации о готовящемся католиками покушении спас короля Великобритании Якова I (и заодно членов парламента) от незавидной участи: 5 ноября 1605 года, во время произнесения тронной речи в здании Британского парламента король должен был погибнуть в результате взрыва 36 бочонков пороха, заложенных под залом заседаний Палаты лордов. «Анонимку», адресованную лорду Монтиглу с предупреждением о том, что ему не стоит появляться в этот день в парламенте, последний передал королю, и заговор был раскрыт.

Самым известным его участником совершенно случайно стал Гай (Гвидо) Фокс, который не был главой заговорщиков, но был «задержан с поличным» — именно ему поручили караулить бочки и в нужный момент зажечь фитиль. Фокс превратился в фольклорного персонажа: 5 ноября стало широко отмечаться в народе как «Ночь Гая Фокса», во время которой сжигалось чучело Фокса, а дети надевали маски, изображавшие незадачливого заговорщика.

Интересно, что современная международная сеть хакеров Anonymous выбрала своим символом именно маску Гая Фокса — в том виде, в котором она впервые появилась в комиксе, (а позже — фильме) «V — значит вендетта». Там ее носит главный герой, борющийся с репрессивным правительством дистопической Великобритании, который, в конце концов, осуществляет мечту Фокса и взрывает парламент.

Кадр из фильма «V — значит вендетта»

Азеф и «общечеловеческие соображения»

1 мая 1909 года закончился судебный процесс, потрясший предреволюционную Россию: бывший директор Департамента полиции, действительный статский советник Алексей Лопухин был приговорен к пяти годам каторжных работ с лишением всех прав состояния.

Наследник древнего рода, тезка и внук лермонтовского приятеля Алексея Лопухина, зять бывшего замминистра внутренних дел и видного члена партии кадетов князя Урусова был осужден по обвинению в государственной измене после того, как раскрыл представителям партии эсеров личность «двойного агента» Департамента полиции, на протяжении многих лет действовавшего в среде революционеров. Провокатором, о существовании которого в партии давно подозревали, оказался не кто иной, как руководитель могущественной Боевой организации эсеров, центральная фигура партии, Евно Азеф.

Евно Азеф

Сын полунищего портного из Гродно, Азеф очень рано начал участвовать в революционных кружках. И не только в них — уже в 1892 году 23-летний Евно поступил на «сексотную» службу в Департамент полиции с окладом в 50 рублей. Карьера Азефа протекала чрезвычайно успешно на обоих фронтах: полиция считала его одним из самых ценных сотрудников, предотвратившим немало терактов, среди революционеров его репутация организатора самых смелых операций также была непоколебима.

Азеф оказался в позиции, когда почти единолично мог решать, кого из эсеровских боевиков и их жертв стоит «сдать», а кого спасти. Его деятельность всегда требовала наличия двух алиби и двух готовых «кусков» информации — для полиции и для эсеров, чтобы и те, и другие продолжали ему доверять. Он справлялся — после ареста главы Боевой организации, «художника террора» Гершуни в 1903 году Азеф был избран его преемником. Сила эсеров была, по большому счету, в проводимых ими громких терактах — убийства министров внутренних дел Плеве и Сипягина, великого князя Сергея Александровича и многие другие теракты (во всех участвовал Азеф) создали репутацию партии, — так что глава Боевой организации являлся фактически первым лицом партии социалистов-революционеров.

Обломки кареты на месте убийства Плеве, 1904 год

Все закончилось в 1908 году, когда журналист Владимир Бурцев, занимавшийся поиском загадочного провокатора среди эсеров, в купе берлинского поезда получил от бывшего начальника полиции Лопухина подтверждение своих подозрений.

А.А.Лопухин

Алексей Лопухин, известный как хороший юрист и человек умеренно-либеральных взглядов, провел на должности Директора департамента полиции самые трудные годы — 1903–1905. Позже, на посту эстляндского губернатора, во время погромов и волнений Лопухин призвал рабочих организовать вооруженные отряды для помощи полиции в борьбе с погромщиками. Порядок был восстановлен, но губернатора сняли с должности «за попустительство». В 1906 году он послал министру внутренних дел (и своему школьному приятелю) Столыпину письмо, в котором сообщал о том, что в помещении жандармских управлений печатаются листовки с призывами к еврейским погромам. Столыпин проигнорировал эти данные, и Лопухин придал их огласке — его друг и деверь князь Урусов обнародовал эту скандальную информацию на заседании Думы. После этого Лопухин оказался «с волчьим билетом» в обоих лагерях: в партию кадетов и в коллегию присяжных поверенных его не принимали из-за службы в полиции, в правительственных кругах его считали предателем и чуть ли не революционером.

Так что судьбоносная «встреча в поезде», конечно, не была случайной. Бурцев, зная репутацию Лопухина, решил, что он именно тот человек, который сможет подтвердить или рассеять подозрения Бурцева. Он искусно построил разговор — не называя предполагаемого имени провокатора, а просто перечисляя факты его деятельности. Лопухин, который на прежнем посту терпеть не мог Азефа, но не знал полной картины его «двойной» жизни, пришел в ужас и подтвердил Бурцеву личность полицейского агента. Более того, когда представленные Бурцевым факты были поставлены под сомнение руководством эсеров — настолько нерушима была репутация Азефа — Лопухин согласился приехать в Лондон и подтвердить свои слова лидерам партии, хотя и сам Азеф, и представители Департамента полиции угрожали ему и требовали молчания. В ответ на слова благодарности руководителей партии, он сказал: «Я руковожусь соображениями общечеловеческого свойства, и потому мои действия не следует рассматривать как услугу партии социалистов-революционеров».

Евно Азеф

Процесс над Лопухиным и все обнародованные в связи с ним факты оказали огромное влияние на общественность предреволюционной России, одновременно возмутив и деморализовав и партию эсеров, и их противников. По мнению большинства современников и историков, «дело Азефа» стало символом «прогнившей» сущности системы и внесло огромный вклад в «копилку» революционных настроений.

«Энигма»

«Именно благодаря Ultra мы выиграли войну», — утверждал Уинстон Черчилль в разговоре с королем Великобритании Георгом VI, имея в виду долгую и кропотливую работу британской разведки над дешифровкой перехваченных союзниками особо важных сообщений командования немецкой армии.

История раскрытия английскими специалистами под руководством математика Алана Тюринга кода шифровальной машины «Энигма», использовавшейся нацистской Германией для шифрования и дешифровки секретных сообщений, легла в основу нескольких фильмов и книг. Работа Тюринга по криптографическому анализу алгоритма «Энигмы» основывалась на криптоанализе предыдущих версий этой машины, которые были выполнены в 1938 году польской разведкой.

Британская программа по перехвату и дешифровке была запущена в июне 1941 года и получила кодовое обозначение Ultra. Считается, что успех программы внес огромный вклад в военные усилия Великобритании — особенно в области борьбы с подводными лодками в Атлантике. По мнению некоторых историков, Ultra существенно сократила продолжительность войны и даже обеспечила победу союзников.

«Златоуст» в американском посольстве

В конце 20-х годов советский гражданин Лев Термен приехал в США, где запатентовал терменвокс и собственную систему сигнализации, принципы работы которой легли в основу большинства современных охранных систем. А во второй половине 40-х, уже будучи узником советской «шарашки», Термен изобрел устройство, нанесшее американской разведке одно из самых унизительных поражений в ее истории.

В 1943 году, после тегеранской конференции Сталин поручил Берии организовать «прослушку» кабинета американского посла в Москве. Очень скоро Берия доложил о первом успехе — уникальное устройство, не требующее источника питания и передатчика, создано заключенным «туполевской шараги» Терменом и ждет «внедрения». Эндовибратор — пассивное подслушивающее устройство, которое было невозможно обнаружить с помощью обычных на то время средств, — назвали «Златоуст». Установить его в кабинете посла Аверрела Гарримана долгое время не удавалось, американцы строго следили за безопасностью.

Джон Кеннеди и Аверрел Гарриман

Наконец, в 1945 году на праздновании юбилея лагеря «Артек» советские пионеры вручили послу подарок «в благодарность за помощь в борьбе с фашизмом» — большой деревянный герб США. Подарок был так прекрасен, а Гарриман так растроган, что никаких вопросов не возникло — герб с «начинкой» повесили на почетном месте в кабинете главы дипмиссии США в Москве. Генератор, облучение от которого обеспечивало работу «Златоуста», разместили на верхних этажах жилых домов в 300 метрах от здания посольства.

«Златоуст» исправно поставлял информацию советской разведке в течение восьми лет «холодной войны», пережил четырех послов и многочисленные смены кабинетного интерьера. Ни один посол не чувствовал себя в силах расстаться с трогательным подарком «артековцев». Когда устройство наконец обнаружили, американцы были слишком унижены и озадачены «волшебным» прибором без батареек и проводов, поэтому промолчали. Общественности стало известно об этой истории только в 1960 году, когда СССР после инцидента с самолетом Пауэрса поставил на заседании Совбеза ООН вопрос об американском шпионаже. В ответ на это представитель США продемонстрировал деревянный герб со «Златоустом» и призвал СССР не драматизировать обычную практику разведслужб.

«Глубокая глотка»

Высокопоставленный информатор под псевдонимом «Глубокая глотка» стал источником одного из самых известных и эффективных «инфосливов» в истории. Именно он снабжал журналистов «The Washington Post» Карла Бернстайна и Боба Вудворда информацией по «Уотергейтскому скандалу», сделавшему Ричарда Никсона «исторической личностью» — единственным президентом США, ушедшим в отставку до окончания срока.

Дело о поимке пяти человек, пытавшихся установить подслушивающие устройства в штабе Демократической партии в отеле «Уотергейт» во время предвыборной кампании, могло бы и не закончиться таким судьбоносным для истории США результатом. Ведь Никсон все-таки выиграл тогда выборы и стал президентом. Решающую роль сыграли СМИ и подпитывающие журналистское расследование Бернстайна и Вудворда «утечки» от осведомителя «в верхах».

Скандал тянулся два года, стал, по выражению следующего президента США Джеральда Форда, настоящим «национальным кошмаром», привел к громким тюремным заключениям и не менее громким отставкам нескольких высокопоставленных республиканцев, и в итоге — к уходу Никсона с поста президента под угрозой импичмента.

Только в 2005 году стало достоверно известно о том, кто же скрывался под придуманным редактором «The Washington Post» (в качестве порно-аллюзии) псевдонимом «Глубокая глотка». Информатором был заместитель директора ФБР Марк Фелт, ушедший в 1973 году в отставку, но продолжавший снабжать журналистов компроматом до конца «Уотергейта». Мотивы, побудившие его на этот шаг, до конца неизвестны: его бывший начальник утверждал, что заместитель пытался навредить лично ему, сам Фелт говорил, что не мог позволить Никсону использовать ФБР для своих политических целей.

Марк Фелт

Псевдоним Фелта также вырвался из ниши порноиндустрии и стал принятым в американской поп-культуре обозначением осведомителя.

WikiLeaks

Австралиец Джулиан Ассанж половину детства провел в разъездах по стране с театром, в котором работали его мать и отчим, а еще часть — в бегах, потому что следующий отчим оказался членом секты, забиравшей новорожденных у матерей. Опасаясь за судьбу маленького брата Джулиана, его мать сбежала вместе с детьми и некоторое время скрывалась, переезжая из одного города в другой. По подсчетам Ассанжа, за детство и юность он сменил 37 школ и шесть университетов. Так что, наверное, было бы странно, вырасти из Джулиана Ассанжа не основатель WikiLeaks и гуру «хактивизма», а обычный австралийский обыватель.

Джулиан Ассанж в юности

Джулиан с детства интересовался математикой и программированием и уже в 16 лет организовал группу International Subversives, занимавшуюся хакерством «на благо общества». «Хактивисты» взламывали информационные системы военных и правительственных учреждений, таких как НАСА и Пентагон, и собирали секретную информацию. Последнее стало основным занятием Ассанжа, который сменил несколько IT-профессий и создал ряд программ, связанных с кибербезопасностью, но никогда не прекращал сбора данных о коррупции и злоупотреблении властью правительствами мира.

Еще в 1999 году Ассанж зарегистрировал домен leaks.org, международная некоммерческая организация WikiLeaks появилась семь лет спустя. С тех пор ресурс стал источником нескольких международных скандалов, опубликовал тысячи гигабайтов официальных документов, частной и дипломатической переписки чиновников, военных и других представителей элиты многих стран мира, включая США, Россию и Китай. «Сливы» WikiLeaks, полученные от информаторов-инсайдеров и хакеров, предают гласности случаи коррупции, превышения полномочий и других преступлений, совершаемых представителями властей разных стран.

В 2012 году Ассанж и его организация были официально объявлены в США «врагами государства», и с тех пор несколько американских информаторов WikiLeaks были приговорены к большим тюремным срокам. В 2010 году в Швеции, где жил Ассанж, был выдан ордер на его арест по обвинению в преступлении на сексуальной почве. Обвинения были сняты, но через несколько дней дело снова открыли. Перебравшийся к тому времени в Лондон Ассанж был арестован, потом отпущен под подписку о невыезде. В том же году международные платежные системы и банки заблокировали счета основателя WikiLeaks и самого ресурса. В 2012 году британский Верховный суд отклонил апелляцию на экстрадицию в Швецию, но Ассанж успел укрыться в посольстве Эквадора в Лондоне. Через два с половиной месяца Эквадор официально предоставил ему политическое убежище. С тех пор Ассанж живет на территории посольства, не имея возможности выйти за его пределы из-за риска немедленного ареста.

Ассанж произносит речь с балкона посольства Эквадора в Лондоне

Джулиан Ассанж был удостоен нескольких правозащитных и журналистских наград, признавался «человеком года» и входит в топ-100 самых влиятельных людей в мире. Сторонники Ассанжа, многие журналисты и независимые эксперты считают обвинения против него сфабрикованными мстительной мировой элитой, которая мечтает «заткнуть рот» организации, разоблачившей лицемерие и произвол властей и проложившей дорогу новым поколениям «хактивистов».

Анонимы из цифрового сверхразума

Вряд ли Гай Фокс мог представить, что спустя 400 лет его изображение будет ассоциироваться исключительно с анархистами-активистами, борющимися с тоталитаризмом и цензурой. Сам Фокс с ними не боролся, а просто хотел сменить короля. Но благодаря комиксу Алана Мура «V — значит вендетта» маска Гая Фокса прочно вошла в поп-культуру, а с появлением группы Anonymous превратилась в действующий политический символ.

Anonymous трансформировалась из первоначальной концепции децентрализованных сообществ интернет-пользователей, объединенных принадлежностью к «цифровому сверхразуму» на имиджборде 4chan, в субкультуру с политическими целями, которые реализуются с помощью скоординированных операций. А позже и вовсе стал брэндом, под которым «работают» разные хакеры-активисты. С 2008 года «анонимы» организовали множество успешных протестных кампаний и хакерских атак на учреждения и институты, которые, по их мнению, угрожают свободе в интернете и в мире в целом. Вот лишь несколько акций, организованных или проведенных при участии Anonymous:

В 2008 году в рамках Project Chanology группа скоординировала массовые протесты у саентологических церквей и DDos атаки на сайты организации, которую обвиняют в попытках внедрения интернет-цензуры и уходе от налогов. В ходе «живых» протестов участники акций прятали лица за шарфами, темными очками и масками Гая Фокса — как в целях безопасности, так и для утверждения своей «анонимной» идентичности в рамках концепции группы.

Операция Payback («расплата») в 2010 году началась как атака на организации и людей, продвигающих законы об авторском праве и преследовании интернет-пиратства, но после новостей о блокировке счетов WikiLeaks перешла в фазу «мести» банкам, платежным системам, компаниям и государственным учреждениям, выступившим против Ассанжа и его организации. Было взломано и заблокировано множество сайтов, в том числе крупнейший интернет-магазин Amazon, который после публикации на WikiLeaks конфиденциальной переписки американских дипломатов отказал ресурсу в хостинге.

В 2011 году в рамках операции Darknet Anonymous взяла на себя ответственность за взлом более 40 ресурсов, распространяющих детскую порнографию.

В 2012 году «анонимы» взломали сайты и опубликовали переписку функционеров российской партии «Единая Россия», движения «Наши» и других организаций, по результатам чего разразился скандал с обвинениями чиновников в коррупции и ведении теневой финансовой и хакерской деятельности.

В 2015 году Anonymous объявили о начале «войны» с ИГ: в рамках операции «Париж» участники группы взломали и опубликовали личные данные с 5000 аккаунтов террористов «Исламского государства».

Деятельность Anonymous всегда получает широкий резонанс в СМИ и, разумеется, в интернете. У группы много противников, называющих «анонимов» кибертеррористами и даже «киберлинчевателями» — возможности группы по координации огромных масс пользователей Сети, борющихся «за идею» и полных решимости действовать, и правда кажутся угрожающими. Многочисленные сторонники и участники считают Anonymous «Робин Гудами интернета», борющимися за свободу и справедливость в нашу цифровую эпоху. Слоган группы гласит: «Мы — Анонимус. Мы — Легион. Мы не прощаем. Мы не забываем. Ждите нас».

Сноуден — предатель и подлинный идеалист

Но все-таки настоящим «Робин Гудом интернета» является Эдвард Сноуден. Масштаб раскрытых им данных и важность обнародованной информации поражает. Благодаря бывшему системному администратору из АНБ и ЦРУ мы знаем, что скрыться от слежки и прослушивания разговоров не может почти никто: ни канцлер Германии, ни российский президент.

С другой стороны, и американские спецслужбы выяснили на своем горьком опыте, что один идейный сотрудник может поставить под угрозу годы секретной работы. Так, по утверждению главы американского Агентства национальной безопасности Кита Александера, Сноуден передал журналистам до 200 тысяч секретных файлов. Статус разглашенных документов оказался значительно выше, чем у материалов, опубликованных на WikiLeaks.

Разглашение Эдвардом Сноуденом секретной информации об американской программе слежки мешает Пентагону вербовать экспертов по вопросам безопасности в киберпространстве, признался в интервью министр обороны США Эштон Картер.

Благодаря Сноудену массовая, всеобъемлющая слежка перекочевала из области параноидальных страхов в область доказанных фактов — он раскрыл информацию о программе PRISM, которая позволяет АНБ просматривать электронную переписку, прослушивать голосовые сообщения, смотреть пересылаемые файлы и получать доступы к социальным сетям. Участниками программы оказались такие гиганты IT-индустрии, как Microsoft, Google, Yahoo!, Facebook, YouTube, Skype.

Если продолжать аналогию с благородным разбойником, то нельзя не упомянуть, что Сноуден выбрал себя последней инстанцией и сам решает, кому и какие данные передавать, руководствуясь принципом защиты людей от посягательства на их частную жизнь. Например, он несколько раз отрицал факт передачи какой-либо важной информации России и Китаю.

Идейности Сноудену не занимать — свои разоблачения он оправдывает принципом, провозглашенным Нюрнбергским трибуналом: «Каждый человек имеет обязательства перед международным сообществом, которые выше обязанности подчиняться местным законам. Следовательно, граждане должны нарушать внутренние законы страны для того, чтобы предотвратить преступления против мира и человечности».

Ни одна из акций группы «Анонимов» никогда не получала такого медийного освещения, как действия бывшего сотрудника спецслужб. Бегство из США, пребывание в Гонконге, дни в транзитной зоне «Шереметьева», попытки вылететь в Латинскую Америку — мировая пресса с упоением рассказывала о приключениях Сноудена.

Сноудена сравнивали с Махатмой Ганди и даже предлагали вручить Нобелевскую премию мира. Бывший сотрудник американских спецслужб, видимо, в качестве «фиги в кармане», до сих пор находится на территории России. На родине ему грозит смертная казнь. В США Сноудена ждет суд, и вряд ли процесс будет открытым.

Джулиан Ассанж с портретом Эдварда Сноудена

Панама для мировой элиты

«Положить конец несправедливости» — таков был мотив тех, кто организовал утечку «Панамского досье». Огромный архив документов, который попал в руки немецкой Süddeutsche Zeitung, журналисты изучали целый год. Результатом стала череда публикаций об офшорных фирмах, которые регистрировала и обслуживала крупнейшая панамская юридическая компания Mossack Fonseca. Сами документы так и не опубликовали, зато журналисты поделились выводами.

Досталось многим: и семье президента Азербайджана Ильхама Алиева, и недавнему премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону, и бывшему премьер-министру Исландии Сигмюндюру Гюннлёйгссону, который в результате ушел в отставку, и украинскому президенту Петру Порошенко, и до скандала не слишком известному российской общественности виолончелисту Сергею Ролдугину. Мировая элита систематически уклонялась от налогов.

Фигуранты расследования отбивались как могли, а заодно и обвиняли разные страны в организации утечки. С одной стороны, подозрительным казалось небольшое число данных о нарушениях в США, с другой — не обошлось и без упоминания «русского следа».

Инфографика: cbc.ca

Сам же информатор, назвавшийся «Джоном Доу», в своем манифесте, опубликованном в той же Süddeutsche Zeitung, заявил, что просто хотел начать «полезную международную дискуссию». Принесла ли публикация этих данных пользу в глобальном масштабе сказать сложно. Но по крайней мере Дания заинтересовалась и проводит расследования.

Компромат на американских демократов

Американская президентская гонка-2016 стала самой «грязной» за всю историю США — в этом сходятся и демократы, и республиканцы, и иностранные наблюдатели. Количество обвинений, инсинуаций и просто оскорблений, вылитых кандидатами, да и простыми избирателями друг на друга не поддается подсчету. Летом 2016-го общественность поджидала новая информационная «бомба» — в июне Демократическая партия сообщила о том, что ее компьютерная сеть была взломана и данные похищены, а в июле ресурс WikiLeaks опубликовал подборку из 20000 документов внутренней переписки руководящего органа партии — Демократического национального комитета. Наконец, в октябре WikiLeaks начал публикацию перехваченных электронных писем Джона Подесты — председателя избирательной кампании Хиллари Клинтон.

Во всех утечках и партия, и силовые службы США, и привлеченные ими эксперты по кибербезопасности немедленно обвинили российских хакеров. В июньском взломе, однако, вскоре признался «хакер-одиночка» Guccifer 2.0, который утверждал, что является румыном, и яростно отрицал связь с российскими спецслужбами: «Я приношу людям свет, я борец за свободу. Я не люблю русских и их внешнюю политику и ненавижу, когда меня связывают с ними». В подтверждение хакер выложил на своем сайте некоторые материалы, якобы добытые при взломе, по вопросу подлинности которых мнения в СМИ разошлись.

Американские политологи и эксперты в области кибербезопасности рассказали о том, как США следует реагировать на предполагаемые попытки России «взломать» президентские выборы.

Джулиан Ассанж также отрицал факт получения украденной переписки от российских спецслужб и намекнул в интервью, что информатором мог быть сотрудник Национального комитета Демократической партии Сет Рич, застреленный в июле в Вашингтоне.

По информации западных СМИ, сеpверы Демократической партии были скомпрометированы еще летом 2015 года, что облегчило дальнейшие взломы. По мнению специалистов по кибербезопасности, атаки провели две группы российских хакеров, связанные с двумя разными спецслужбами и не знавшие о деятельности друг друга.

Между тем, содержание утечек было трудно игнорировать, несмотря на попытки «утопить» этот вопрос в шуме обсуждения того, как именно этот контент был обнародован. Помимо личных телефонных номеров, адресов электронной почты и паролей сотен членов Конгресса и связанных с Демпартией организаций, общественности стало известно и множество вещей, серьезно компрометирующих партию и ее лидеров. От внутрипартийных финансовых махинаций и пожертвований в фонд Клинтонов из сомнительных источников до «неформальных» отношений с прессой и подтасовок на праймериз. Руководство Национального комитета фактически «сделало» Клинтон победителем предварительных выборов, в открытую обсуждая между собой, как дискредитировать ее внутрипартийного соперника сенатора Берни Сандерса, которому «свои» ставили палки в колеса на протяжении всей кампании. После появления материалов WikiLeaks в отставку была вынуждена уйти председатель Национального комитета Дебби Вассерман-Шульц, да и какое-либо продолжение политической карьеры Клинтон теперь представляется маловероятным.

Трудно сказать, насколько скандал с публикацией этих данных в реальности повлиял на исход выборов, а именно — победу Дональда Трампа над очевидным фаворитом Хиллари Клинтон. Но есть смысл предположить, что многочисленные сторонники Сандерса, и так-то державшиеся из последних сил в лагере Клинтон, после таких «откровений» махнули рукой и просто не пошли на выборы. В любом случае, эта история еще раз продемонстрировала дилемму «хактивизма» и реакции на него: что важнее — цели, ради которых незаконно добывается информация, или способы, которыми она добывается? Есть ли случаи, когда цель действительно оправдывает средства, или незаконность средств разрушает значимость цели?